Документ без названия

Хлебная фамилия

Борик и Алекс сидели в кафе. С виду приятели  казались полными противоположностями. Борик – коренастый брюнет, с обаятельной улыбкой и  Алекс – долговязый блондин, с внешностью баскетболиста. Но,  несмотря на свой спортивный вид,   - этот   молодой  человек обладал цепкой памятью, и  умением находить радикальные решения для  выполнения поставленной руководством  задачи.   Ведь он в  недалёком прошлом    являлся выпускником   физико-математического факультета Одесского педагогического  университета,  и теперь  такая наука, как математика – помогала ему  просчитывать различные  комбинации,  а   выработанные во время учёбы -    находчивость и отличная эрудиция не раз выручали    на    опасной работе,   – одесских оперативников

 В этот час в   кафе,   было   так многолюдно, что им,   с большим  трудом  удалось  уединиться за  свободным столиком, чтобы  не только пообедать, а  и обсудить сегодняшние события.

-  “Задержали мы  утром банду кавказских воров, - начал свой рассказ Борик, - А среди них попался старый дед. Наверное, пахан ихний. Ну, я его на допрос, а он по-нашему ни бельмеса не рубит.  Я  положил перед ним  лист    и ручку, говорю мол,  пишите свои имя и фамилию,  а он мне нарисовал  закорючками какие-то знаки забытых предков. Ну,  что  с ним делать? Меня послали  за переводчиком, а  его   отправили  пока в камеру.  А   когда  этого  генацвале  вели  по коридору, то  внезапно один   из задержанных его опознал.

 Он ему сказал, -   Гамарджоба дорогой, а затем какую-то кличку по-грузински.

 И назвал он его, дай угадаю -   Вано Изюмский?  - А может     Гога   Сухумский?

 - Тоже нет, Борик поднял глаза  к потолку и постарался вспомнить, как там он его назвал, но не сумел.  «Какая-то хлебная фамилия – по-грузински» - только и смог вымолвить он.

 Может – Лавашидзе или Лавашешвили - предположил Алекс.

Не – а , - замотал головой Борик – простая такая, всё время  в голове   крутиться. Но никак не могу вспомнить, знаю только одно – «Хлебная  фамилия».

 Может Булканидзе или Булкашвили,  ведь у нас в областном Управлении внутренних дел   - замначальник  –  подполковник милиции Булка Владимир   Георгиевич   - отличный  человек, профессионал нашего дела.

Нет, не то –  снова  ответил Борек, вроде  похоже, что-то на  - Батоношвили,   хотя нет, но точно какая-то фамилия  или кличка вроде этой. 

    А так как  у грузин в основном   фамилии заканчиваются на   дзе и швили, то  Алекс в перерывах между приёмами пищи, стал   называть все хлебобулочные изделия, прибавляя к ним данные окончания

  • Бубликадзе,  Кексашвили, Сухаридзе, Пирожкадзе и другие.   

Перебрав  продукцию отечественной  пекарной промышленности, перешёл  на  хлеба других государств. -  Халадзе, Чебурекашвили,  Пиццашвили, и др.  После  дошла очередь до  кондитерских  изделий – Торташвили, Марципанидзе  и   т.д.

Но на все  предложенные Алексом   новые  словообразования,   Борик  отрицательно покачивал головой.

     Вскоре время  обеда  подошло  к концу, а злополучная фамилия всё ещё не была найдена.  

Насытившись,  Алекс понял, что потерял много мыслительной энергии,  а  в таком случае как любил приговаривать  знаменитый сыщик Пуаро, -     требовалось подзарядить свои серые клеточки.   И оперативник   сказал  приятелю, -   «А не испить нам кофею с шоколадкой?   А затем  добавил, -  я  пока возьму нам кофе, а ты дуй в  киоск за   « Твиксом», который  мы разделим   поровну, -  каждому по батончику».

И вдруг Борик хлопнул себя по лбу, и    закричал на всё кафе, – Вспомнил, как он его назвал

И как же ?  

 Датобатоне. Вот как . Вспомнил он ему сказал Гамарджоба Датобатоне! 

 Но Алекс умерил   пыл приятеля,  объявив ,  что это никакая   не хлебная фамилия, а  дато батоне это два разных слова, и   в переводе  на русский язык обозначают – «Уважаемый человек».

Так оно в последствии и оказалось, и  милиционеры,  перепроверив личность,   арестованного,  с извинениями  отпустили на свободу.   Ведь,  к  большому  сожалению одесских оперативников,  задержанный старик  не имел никаких связей  с криминальным миром,   так как   в своём  родном ауле  всю жизнь  проработал  пастухом,    поэтому  односельчане уважали и  почитали этого   аксакала.