Документ без названия

Магический галстук 2

 

    Где-то произошла  крупная авария, и внезапно погасло электричество. И тогда  ночь, в один миг,  словно гигантская каракатица, выпустила чернильное пятно, накрыв  полумиллионный город - погрузив все  улицы во тьму.  В  этот момент  из-за свинцовых туч выглянула луна.   Её  серебристый  луч, пронзая мрак, проникнул  в номер гостинцы на последнем этаже,   высветив силуэт    человека, который взирал на это небесное светило с каким-то тайным вожделением. Полнолуние -  самое время охоты – подумал он,  отойдя от окна.   Затем вытащив  из кармана пиджака фонарик, подошёл к  старинному шкафу.  Но открыв его скрипящую  дверцу, и осветив внутренности косым лучом,  застыл в изумлении.  Здесь с парой его приличных костюмов и пальто,  в несколько рядов висели,  множество  галстуков – пёстрых и одноцветных. Все эти   галстуки составляли его гордость – его коллекцию.     Почти  с  каждым из них  у него были связаны  свои  переживания, ну а некоторые скрывали такие жуткие тайны, что приличному человеку и вспоминать не хотелось бы, однако не таков был,  Юрген  Чоринг, чтобы предаваться сентиментальности. Он стал перебирать галстуки  и картинки прошлого закружили его в водовороте памяти.  

Вот этот самый маленький с  резиновой застёжкой, - с него всё и началось, его подарили родители, когда ему исполнилось шесть  лет.

Как же на нём смешно дёргался соседский кот, утащивший его  сэндвич. А какое  хриплое  мяуканье раздавалось  в подвале, когда в кошачью глотку, стянутого этой удавкой,  проникала небольшая  частица воздуха…

  Вот с этим одноцветным связаны проделки в скаутском лагере.  Это  сколько же гусей и индюшек, попало в силок, ловко сплетённый из этого шёлкового чуда? Правда его охотничьи навыки вряд ли, разделяли хозяева ферм, соседствующих с их  палаточным городком. Ну да ладно…

Самый запоминающийся чёрный, - траурный. В нём он хоронил отца, потом провожал  в последний путь мать, и ещё несколько близких ему людей и родственников.  Но что  было удивительно, ему нравилось стоять у гроба, теребить галстук и,  глядя на безжизненное тело,  вспоминать, сколько всевозможных пакостей он наделал покойному…

 А вот этот пёстренький помог ему стать мужчиной.  Юрген Чоринг закрыл глаза и   тут же вспомнил, как всё это произошло.   Впервые он увидел  эту девчонку на студенческом празднике.  Кудрявая блондинка, с  аппетитными формами, была необыкновенно хороша собой и сразу привлекла его внимание.  А он тогда выпускник колледжа, толстяк в больших роговых очках, не знал, как и подступиться к ней.  Носил цветы, писал стихи, осыпал подарками. Но всё было безрезультатно, эта  девушка спасалась  от него, как чёрт от ладана, пока после одной шумной вечеринки не  забежала в тот сарай.  А потом, придушенная этим галстуком, извивалась под ним, мешая слёзы со всхлипами удовольствия. Кажется, её звали Бэтти…

Да, галстук великая вещь! Каждый раз, повязывая новый, Юрген  чувствовал себя,  то   пижоном, то франтом, бывало и  музыкантом, но чаще всего аристократом. Гордость, уверенность, индивидуальность и всё  это появлялось как-то в нём из-за маленького лоскутка материи.

Интересные воспоминания  были связаны вот  с этим галстуком. Как-то в таверне он сгоряча сделал замечание распоясавшемуся хулигану. А тот хоть и был в два раза, крупнее его, увидев  на галстуке эмблему королевского клуба, сразу успокоился и пробормотал извинения…

Постепенно увлечённость галстуками, переросла в непреодолимую страсть к собирательству, а потом  и в манию. И он, едва увидев  новый экземпляр  с оригинальной расцветкой, был готов, на  очень многое. В ход шло всё – деньги, уговоры, выклянчивание.  Не брезговал господин Чоринг и  дешёвыми распродажами. Однако, затем чтобы удалить въедливый запах с вещи, приходилось изводить кучу соли и стиральных средств.   А затем после такой реставрации галстук, занимал достойное место в коллекции. И всё же основным источником приобретения  оставались магазины: от  уличных лотков до огромных супермаркетов. Но вскоре он понял, что покупка галстуков уже  не приносит ему   того удовлетворения, чем  прежде. А больше всего   ему нравится  выслеживать, словно охотнику редкую дичь - понравившийся  экземпляр, а  затем снимать его, бесчувственного тела  бывшего владельца.

Иногда злодей  не мог рассчитать свою силу, применимую к жертве  и  тогда полиции приходилось иметь дело с новым  трупом. И чтобы   не  быть пойманным,  Мистер  Чоринг– постоянно изменял внешность,  использовал фальшивые документы и переезжал с места на место.  Ведь родители и родственники оставили ему приличное состояние, так что в средствах он не был стеснён.  Поступал всегда по одной и той же схеме,   приезжал в  большой  город,  снимал  номер в гостинице, дожидался полнолуния и выходил на охоту за галстуками. Сейчас же он   отправится  в этот ночной  покерный клуб, где ещё вчера заприметил новую жертву…

 В этот момент куранты старинной ратуши пробили полночь. 

 - Ну, всё пора, -  сказал сам себе Юрген, сняв с вешалки один из оригинальных экземпляров.  Зажав  эту вещь в кулаке, и подсвечивая дорогу фонариком, он  решительно направился к висевшему в прихожей зеркалу.

 Тук-тук – тук  - раздался настойчивый стук в двери.  А затем  нежный  голос  проворковал – «Господин  Ривали откройте,  это прислуга, я принесла вам свечи, и свежее бельё».

Прислуга? – мысли Чоринга  мгновенно понеслись в приятном направлении.   Он живо представил, себе эту прелестную брюнетку с длинными ногами, которая   уже  подавала  ему в номер завтрак и ужин.    Тот час же страстная похоть овладела его  существом,  ведь после сегодняшней  ночной охоты,   на рассвете он   уедет  из этого города,  так почему бы не позабавиться в последний раз…

Ну что ж, на ловца и зверь бежит, - подумал, Юрген и  распахнул двери.  Однако на пороге вместо прекрасной гурии, появились два джентльмена в одинаковых серых костюмах и шляпах. Они направили на него свои фонарики. И в перекрестье  их лучей, возникло его полное лицо с большими рыжими бакенбардами и усами.

- Антуан Ривали?  - сказал один из них, тот, что был повыше, - Мы из полиции, у нас к вам, несколько вопросов, я инспектор   Ярикон,  а  это сержант Мантульсен, - представил он спутника. - Разрешите войти?

Чоринг  опешил от такой неожиданности, пропуская внутрь вошедших представителей закона. И в этот момент дали электричество. Вспыхнувшая под потолком лампочка, осветила комнату. И   сыщики  с удивлением уставились на открытый шкаф и разбросанные по номеру галстуки,  Но что их больше всего поразило, так это  раскрытый  большой  кожаный  чемодан  в   котором лежали   пачки зелёных банкнот, накладные парики, бороды и усы, а также  стопка фальшивых паспортов.

Улики как говорится на лицо – сказал сержант,   быстро извлекая оружие. 

– Вы не Антуан Ривали, а  Питер Джеферсон,   Стив Баркер, Алан Доусон, Эдгар Пью, - интересно  кто же вы на самом деле?  Я подозреваю, что вы тот  серийный душитель, за кем мы давно охотимся, - сказал  Яриксон,  перебирая документы, а затем добавил: «Поэтому не вздумайте дурить, а протяните   руки -  вы арестованы».

-  Какое там дурить господа?  Вы поймали меня и мне уже ни куда не деться  от вас. Вы молоды и сильны, а   у меня подагра, ведь я  уже   старый и  больной человек, приехавший сюда  на лечение.  А может мы, ещё и  договоримся?   Здесь триста тысяч – заговорщицки  произнёс злодей, показав в сторону чемодана.     

Яриксон  отрицательно покачал головой, а сержант,   направив пистолет на   Юргена,  промолвил: «Не договоримся, вы поедете с нами, уж очень долгое время мы за вами охотились»   

 - Конечно же, я  поеду с вами господа, лишь позвольте  напоследок мне надеть, мой любимый галстук. Вы же настоящие джентльмены, в чём я  нисколько не сомневаюсь.

Но если бы полицейские только знали, что это за галстук, то не были бы так беспечны.   Ведь именно с  его  покупки, жизнь для   господина  Чоринга, приобрела  иной смысл.  Рассказывали, что  эта  вещь имеет очень тёмную историю.  Первоначально  она  принадлежала  знаменитому  Петербуржскому   маньяку,  который душил, этим галстуком проституток. А затем её приобрёл один  одержимый коллекционер, кажется,  его звали Артуро Дюплэ. Этим галстуком  этот господин, вначале лишил жизни свою жену, а после был найден повешенным на нём в своей  одиночной камере. Но     Юрген тогда  не придал значения этому рассказу.     Лишь только когда наступило полнолуние, он почувствовал власть  этого никчемного куска материи. В эту ночь он проснулся от кошмара. Снилось ему что, в его голове кто-то незримый стал отдавать приказания. Как будто голос доносился из шкафа, манил, звал,  хотел, чтоб  этот галстук был им одет.  И   только  он повязал его перед зеркалом, тотчас же тело стало наполняться мощной энергией, а в голове зазвучали триумфальные аккорды.  А дальше последовал  провал в памяти…  

На следующий  же день  Юрген Чоринг прочёл в газете о своей первой жертве. Но тогда  это его нисколько  не испугало и даже не смутило, а наоборот, придало некоторой остроты и пикантности ситуации.    Позднее  он научился управлять магической силой галстука, сам, выбирая жертвы, а не спонтанно как это случилось в пяти первых случаях.

Конечно же,  об этом   сыщики не могли даже догадываться.  Инспектор утвердительно кивнул….

 Старческой  шаркающей походкой Юрген  направился к старинному трюмо,   возле которого стояла элегантная резная трость. На ходу злодей  стал  повязывать   галстук. С каждым поворотом концов этого пёстрого лоскута движения  его рук становились всё более и более уверенными. В глазах  вспыхнули демонические искры, и   они засветились жёлтым светом.    

«  Хотелось бы узнать, а как же вы нашли меня господа?», -  произнёс  маньяк убаюкивающим голосом, а затем взглянул в лицо инспектору.

Яриксон тщательно  всмотрелся в это, полное усатое розовощёкое лицо и вдруг натолкнулся  на мрак узких  стальных зрачков. По спине пробежал холодок. Полицейский всем нутром ощутил, что таким гипнотизирующим взглядом смотрит  беспощадная змея,  намереваясь  проглотить подопытную мышь. И не ожидая от самого себя инспектор, стал  подробно рассказывать, и не только то,  что составляло тайну следствия.

 - Много лет наше ведомство дружит с  Мадам Монпансье, это  содержательница элитного дома терпимости. Так вот, несколько дней  назад она  сообщила, что одной из её девочек,   какой-то извращенец расцарапал шею, что на следующий день  рана, загноилась,  а кожа вокруг пошла  багровыми пятнами. К вечеру бедняжка умерла.    Приехавший врач  установил смерть от  экзотического яда.  Явившись  по вызову мадам,   мы пересмотрели  видеозаписи с  тех будуаров, в которых Красотка Сью обслуживала клиентов, в  свой  последний день.    И как  бы оправдываясь, Яриксон,  стал объяснять,   Пять лет назад  я вёл дело о вымогательстве.  Моего друга, одного крупного  чиновника,   пытались, шантажировать скандальными фотографиями. Я взялся  за расследование.  Оно и  привело меня  в этот бордель на Пятой Авеню, где  мы  обнаружили  не только подпольную порностудию, но и внушительный архив  на клиентов   заведения. По закону Мадам Монпансье  грозил немалый срок. Но она клялась и божилась, что это первый шантаж. А так как заявлений о подобном, до этого не поступало, то я решил  закрыть дело, в обмен на услуги нашему ведомству. Так мадам стала  нашей осведомительницей. В каждом отдельном будуаре, нашими сотрудниками были установлены скрытые камеры, которые нам позволили   вычислять различных сексуальных извращенцев. Теперь определить убийцу,   не составило особого труда. Как говорится – «Дело техники».   Поэтому пересмотрев видеозаписи,  мы   обнаружили Вас, во время занятия  сексом,  душившего девчонку вашим собственным галстуком. После этого я поехал в морг и осмотрел рану Красотки Сью. Багровая полоса пересекала её шею. Может вам и невдомёк, но у вас есть характерная, особенность, своеобразный почерк.   Все ваши  жертвы имели на шее точно такую же,  отметину,  серповидную  царапину, оставленную предположительно ногтём  безымянного пальца – произнёс инспектор.

-  Мизинца - промолвил злодей,  мимолётно глянув на свою правую руку

Что вы сказали? – переспросил Яриксон.

Я сказал, что   намазал ядом ноготь мизинца,  - ответил Юрген и  неожиданно с ловкостью и проворством, не вязавшихся с его внешним видом и комплекцией, схватив массивную трость, двинул ею по   руке с пистолетом. Бабах!  Грянул  выстрел,  и   пуля угодила в стену. Второго выстрела, однако,  не последовало,  так как в этот момент бронзовый  набалдашник трости   с сокрушительной силой опустился на  темя  Мантульсена. Шляпа смягчила удар.  Сыщик выронил оружие и потерял сознание.

Инспектор хотел броситься на выручку коллеге, однако  его тело ему было не подвластно. Он  не  мог даже пошевелить пальцами, не говоря  уже о том, чтобы применить своё оружие. Такой  магнетической была сила  неумолимого взгляда убийцы.

 -  Ха-Ха- - Ха -  раздался демонический хохот Чоринга, -   Удивительно, но  у него крепкий котелок, у другого бы мозги выскочили наружу от такого удара, А  этот   ничего, выносливый детина, через пару  часов -  оклемается и  он,  показал  на  распластанное у своих ног тело, а затем обратился к парализованному Яриксону.–  Извини за напарника, у меня сил для  гипноза, на двоих не хватило бы! И его с плечи судорожно затряслись от хохота. Ха-Ха-Ха. И  вы  надеялись таким образом поймать  меня наивные юнцы! Это я вас подловил!  Глупцы! Как  же вы жестоко ошиблись, приняв меня, - за жирного рыжего болвана, разбитого подагрой. Теперь  за, это Вы   и   поплатитесь своими жизнями!   Ведь  вы себе даже не можете представить, с чем имеете дело! А всё это магический галстук! Он наделяет меня необыкновенной  силой и властью! В его объятиях я чувствую себя сверхчеловеком!  Ха-ха-ха - существо снова злобно  рассмеялось.    Не вам, насекомым, становиться у меня  на пути и мешать творить высшее правосудие! Впрочем, я сохраню Вам, ваши жалкие жизни. Лишь только оставлю на память, свою  подпись. Ха-Ха-Ха –Ха! Как ты  там сказал - особый почерк! Ха-Ха-Ха! – И   маньяк,   направился к Мантульсену, выставив вперёд палец  с жёлтым когтем. Склонившись над  бесчувственным телом, он процарапал  ему шею. Полицейский даже не пошевелился, настолько был оглушён.  А затем злодей встал и, ухмыляясь, направился к обуянному страхом инспектору.

В глазах у Яриксона, застыл  леденящий душу ужас.  Ему захотелось вмиг обрести  подвижность и броситься на этого недочеловека, скрутить, и надеть наручники. Нет, лучше сразу схватить пистолет и разрядить в этого выродка, -  всю обойму.  Он напряг   силы и усилием воли ему удалось сжать пальцы в кулак и немного   подвинуть руку по направлению к кобуре.  Но это всё что только сыщик  успел сделать. Взгляд демонических глаз пригвоздил его руку снова на место. Очень забавно! Ха-Ха –  Ха!  Пытаешься сопротивляться? Это  бесполезно – рассмеялся монстр. Не пугайся убивать, я тебя не стану! Но отметину оставлю, чтобы  ты снова мог отыскать меня. Пообещай мне, что  ты это сделаешь.  инспектор кивнул, ведь его желание  точно совпадало, с  просьбой маньяка, который снова захохотал, - А так ведь даже интереснее. Теперь ты будешь со всей страстью охотиться за мной, но у тебя на меня ничего нет. Ведь  полиции  совершенно ничего неизвестно: - Кто я? Откуда? И какой мой настоящий облик? А это всё грим и антураж - сказал Чоринг,  снимая пиджак и  расстегивая рубашку, под которой скрывался надувной жилет, делающий его фигуру   -   одутловатой и  несуразной. После этого  злодей стянул рыжий парик и  полицейский увидел, что его ёжик тёмных коротких волос оттеняется  сединой. Признайся, а всё-таки  я неплохой актёр. Как же  я вас виртуозно одурачил. И  монстр  снова прошамкал;  «Я  уже  старый  и больной человек, прибывший сюда на лечение». Ха-Ха-Ха. И вновь в   голосе  маньяка зазвучали металлические нотки. Ну, всё хватит, пора заканчивать с  этими играми» - сказал Юрген,  пританцовывая  вокруг  застывшего инспектора. Не  в состоянии повернуть шею, Яриксон   пытался, следить за ним глазами. Но  злодей  исчез с поля зрения, переместившись за его спину.  Вдруг  полицейский  услышал, как  маньяк прошептал ему в ухо. «Я теряю драгоценное время,  поэтому тебе придётся ненадолго  уснуть,  и в этот момент инспектор  ощутил, как что-то шёлковое обернулось вокруг  его шеи и стало стягивать её.  Вены вздулись, а  в висках стал стремительно нарастать звук  пульсации крови. Яриксон    с ужасом представил себе, что  он попал  в объятия  беспощадного питона, который  не спеша, начал  сжимать свои смертоносные кольца.  С каждым витком  этой змеи, дышать становилось всё труднее, и труднее... Внезапно веки налились  такой неимоверной тяжестью и опустились подобно ножу гильотины, который отсекает тело от жизни.

Оглядев придушенного инспектора, Юрген склонился над бесчувственным телом, и в одно мгновение  острым ногтем  процарапал тому кожу до крови, чуть выше кадыка. Затем поднял  несколько валявшихся на  полу галстуков и вмиг опутал сыщику руки и ноги. Следом ту же манипуляцию  проделал  и с Мантульсеном. После этого, крякнув от удовольствия, злодей  отправился, в ванную комнату  где,  вытащил изо рта  резиновые подушечки, которые придавали полноту его  щекам, также избавился от наклеенных усов, бровей и бороды,  а затем  с помощью ватного тампона смыл с лица  морщины, грим и  румянец.  Когда же он  взглянул в зеркало. В отражении на него смотрел ничем непримечательный субъект, мимо такого, бывало, пройдёшь  и не заметишь. Потом   Чоринг достал маникюрные ножницы и состриг свой мизинец. «Прощай особый почерк» - сказал маньяк, -  бросив свой длинный коготь в раковину и сливая воду. После этого понадобилось ещё время, чтобы принять новый облик. И вот спустя полчаса из дверей гостиницы, вышел человек среднего роста в серой шляпе и длиннополом    пальто. В руках у мужчины был    увесистый кожаный чемодан. Это и  был изменивший внешность – Юрген Чоринг.  Серийный душитель не спеша  оглядел пустынную  улицу.      Людей и  машин поблизости не было,  лишь осенние деревья стояли, раскинув свои голые ветви, словно руки, протянутые в мольбе к  лунному светилу,  да  по земле, скрывая опавшие листья и  разный мусор, стелился туман ноябрьской полуночи.  Поёжившись и  подняв воротник,   Юрген сошёл со ступенек и  шагнул в это  вязкое молочное марево. Затем  пройдя два квартала,  свернул  на узенькую улочку,  где находилась    припаркованная  им машина.    

        Вскоре свет фар  его удаляющегося  автомобиля растворился во мраке.

                                                                                        11.11.2011г.