Одесские изобретатели-подводники; (С.К. Джевецкий, В.А. Креминский, Е.В. Колбасьев)

Одесские изобретатели-подводники;

С.К. Джевецкий,  В.А. Креминский, Е.В. Колбасьев

   От древности до  Петровских времён

 С незапамятных времён воображение человека волновали тайны морских глубин. В пещерах подводных скал, на дне морей и океанов покоились жемчужные раковины, янтарь и причудливые кораллы. За этими сокровищами охотились опытные ловцы- ныряльщики. Но море неохотно отдавало частицы своих богатств, нередко охотники сами становились  жертвами водной стихии и хищных рыб. Однако не только поиски драгоценностей побуждали людей погружаться на дно океана. Умение передвигаться под водой  использовалось, прежде всего, в военных целях, оно нередко обеспечивало успех в борьбе с враждебными  племенами. Пытливая человеческая мысль долго билась над решением этого вопроса.

Ещё за 450 лет до нашей эры, как об этом свидетельствует   историк Геродот, был изобретён водолазный костюм, в котором человек мог ходить по дну, спускавшийся в специальном подводном колоколе. Такие колокола как показал опыт их применения в армии Александра Македонского, для военных целей были непригодны. Однако если следовать логике древнегреческих философов, то можно понять, что идеи никуда не исчезают, они дополняются новыми знаниями, совершенствуя человеческую мысль. В эпоху Возрождения этот  примитивный водолазный костюм был улучшен гениальным изобретателем, той эпохи - Леонардо да Винчн.

 Чуть позже  в конце XVI в. более остроумный способ передвижения под водой придумали запорожцы. Они использовали для скрытного сближения с врагом низкобортные суда – «чайки». Укрывшись под притопленной «чайкой», где находился воздух для дыхания, они незаметно подходили к участку побережья занятому неприятелем.

Но все эти попытки нельзя назвать   решением вопроса.  Активно передвигаться под водой при помощи «чаек» и «подводных костюмов и колоколов», не представлялось возможным. Для этих целей необходимо было создать настоящее  подводное судно. И это произошло в России в эпоху Петра I.

Печальный конец первого подводного судна

Первое подводное судно  построил крепостной крестьянин – Ефим Никанов. В 1719 году  этот человек обратился с челобитной к государю, в которой сообщал, что сделает «к военному случаю на неприятелей угодное судно, которым на море в такое время будет из снаряду разбивать корабли…» и готов для пробы тому судну учинить образец». Пообщавшись с изобретателем,  Петр  разрешил Никанову заниматься постройкой и оказывал всемерную помощь и поддержку.

 Через год была  построена модель, которая успешно прошла все  испытания. После этого Никанов приступил к созданию самого судна.

В 1724 году первый подводный корабль был спущен на воду.  Однако при  погружении  судно получило пробоину, повредившись  о грунт. Царь Пётр, бывший очевидцем печального случая, ободрил мастера  и велел ему устранить неполадки. Но изобретателю не удалось довести дело до конца. В 1725 году Пётр I умер и уже никто не поддерживал Никанова. Вскоре   он  был разжалован в простые адмиралтейские работники и сослан на Астраханскую верфь, где, и окончил свои дни, а его подводная лодка была поставлена в сарай и со временем истлела.

Век бесплодных поисков и новых  решений

Начинание мастера-самородка -  Ефима Никанова не прошло бесследно. Русские люди продолжили его дело. В монографии Г.Ю. Илларионова «Подводные лодки Российского Императорского флота» находится таблица, в которой 112 нереализованных проектов подводных лодок с 1799 по 1900 год.  Она  начинается изобретением  уроженца города Кременчуга – мещанина С.А.Ромодановского, который  представил в Морское  ведомство свой проект в 1799 году.  Самым интересным в  нём е было то, что  Ромодановский  первый в мире предложил применять водяной балласт в специальных устройствах, расположенные вне прочного корпуса.

 Спустя два года  новый проект предложил  петербургский мещанин Торгованов, но он не знал «как доставить оному судну для дыхания путешествователей свободного воздуха».

Эта проблема была решена через  четверть века  спустя жителем Минска – Казимиром Чернавским. В 1829 году этот человек был заключён в одиночную камеру Петропавловской крепости за участие в заговоре декабристов.  Однако несмотря на тяжёлые условия заключения он разработал проект в котором были учтены все достижения науки и техники, того времени. Чернавский первый в мире выдвинул идею строить корпус подводных лодок из металла и цилиндрической формы как наиболее прочной и обтекаемой. Проблему снабжения воздуха экипажем он решил посредством специального шланга, выведенного из лодки на поверхность. Кроме того он сконструировал баллоны для хранения сжатого воздуха. Особая башенка, расположенная в передней части корпуса и имевшая специальные иллюминаторы для наблюдения за поверхностью. С её помощью также можно было регулировать погружение и всплытие, так как башенка могла выдвигаться наружу и убираться внутрь, вследствие чего объём лодки, а следовательно её плавучесть могла изменяться. Чернавский погиб в заключении, так и не перетворив в жизнь свой проект.

Однако его идеи нашли применение в изобретении  другого русского изобретателя - А.А. Шильдера, который в 1834 году построил первую в мире подводную лодку из металла.  Кроме этого понимая, что его подводная лодка не может быстро дойти своим от базы  в отдалённый район моря. Конструктор   Шильдер спроектировал первую карликовую подводную лодку, которая могла быть доставлена на буксире туда, где она требовалась по ходу военных действий. Новаторство Шильдера заключалось ещё и в том, что он применил электрическую энергию для взрыва мин подводимых лодкой под днище вражеского корабля.

Талантливому изобретателю не удалось довести дело до конца. В 1848 году после аварии на испытаниях, правительство прекратило ему отпуск казённых  денег.

Много проектов подводных лодок поступило в Морское ведомство во время Крымской войны 1853-1856 гг. Русские патриоты предлагали новые виды оружия, чтобы противостоять англо-французским интервентам. Проекты представили: помощник лаборанта А.Андреев, морской офицер Спиридонов, художник-фотограф И.Ф.Александровский, генерал-майор О.Б. Герн и многие другие.

Джевецкий  принимается за дело

Выдающийся инженер и изобретатель, житель Южной Пальмиры, Стефан Карлович  Джевецкий ( в Одессе напротив Дворца спорта    ему  установлен памятник) предложил первый свой проект  в 1876 году: «Лодка длиной 4 метра была рассчитана на одного человека вращающего с помощью велосипедного привода гребной винт.  Судно  было  вооружено  миной, которая подводилась к вражескому кораблю и взрывалась при помощи электрического тока». Ему удалось заинтересовать  проектом  несколько богатых людей того времени. Купец Родокакнаки пожертвовал деньги, а      строительство подлодки  началось   на заводе Гулы Бланшара. Кроме новизны дела, сложности заключались в том,  что многие детали закупались за границей. Это   понятно сильно замедляло строительство.  Проект был в стадии завершения,  как  вдруг разразилась  русско-турецкая война 1877—1878 годов.  Добровольцем С.К. Джевецкий едет на фронт. В 1876 г. он   отличился в бою вооруженного парохода «Веста» с турецким броненосцем «Фехти-Булленд» и был награжден за храбрость «Георгиевским крестом».

После  окончания войны наш   герой возвращается в Одессу,  где доводит до конца прерванное дело.   Его  подводный аппарат  испытывался в 1878 году  около  полугода на одесском рейде.

 Следующая  подводная лодка Джевецким была построена год спустя в Санкт-Петербурге уже на Невском  судостроительном заводе. Она вмещала 4 человек и имела два гребных винта. Вооружение состояло из мины с резиновыми присосками и запалом, воспламенявшимся током от гальванической батареи. После проведённых   испытаний последовал правительственный  заказ на изготовление 50 подводных лодок, предназначаемых для обороны приморских крепостей.

В 1882 году они  были построены и распределены по крепостям, однако боевого применения не имели. Одна лодка осталась в распоряжении Джевецкого.

В 1885 году на её основе он создал первую в мире подводную лодку с электрическим двигателем, работавшим от аккумулятора,  обеспечивающему движение в течение 10- ти часов,  что послужило началом принципиально нового направления в подводном судостроении.  Однако  новая  подлодка   имела ряд недостатков:  при  погружении  постоянно менялось давление внутри лодки, на поверхности моря был виден след от пузырьков воздуха и выхлопных газов, а  в отсеках стоял сильный шум.

В1897 году он изобрёл «подводный минный аппарат» (беструбный торпедный аппарат), значительно отличавшийся от ранее существовавших.  Также Степан Карлович  известен как конструктор воздушных винтов, в 1892 году разработал теорию их расчёта. Один из основателей воздухоплавательного отдела Русского технического общества.

С 1892 года жил во Франции, где занимался в основном коммерческой деятельностью. Сотрудничал с Эйфелем, с которым подружился ещё в школьные годы.

В 1907 году по проекту Джевецкого была построена подводная лодка «Почтовый» с единым бензиновым двигателем для подводного и надводного хода. Кроме того, этот изобретатель  первым в России сконструировал механический прибор для автоматической прокладки курса корабля на карте…

 

Недостатки американских  подлодок

В  конце девятнадцатого  века, начале двадцатого века  помимо лодок Джевецкого  на вооружении  российского флота,  имелись  также  американские  подводные лодки системы Голланда, числом до 30-ти. Плавающие на них российские  офицеры в публичных прениях, связанных с вопросами о кредитах морского ведомства, с восторгом отзывались о силе и неотразимости ударов этого нового оружия. Но  вместе с тем с несомненными достоинствами   подводные лодки системы Голланда имели  и весьма важные недостатки.

Во-первых, при погружении чрезвычайно трудно было  регулиро­вать направление судна. Нередко под ударом налетевшей волны угол погружения получался слишком острый, и судно - особенно на неглубоких местах Финского залива - рисковало зарыться носом в ил морского дна.

Затем приходилось  счи­таться с неустойчивостью лодки: перемещение одного человека с кормы на нос давало наклон, и для того, чтобы держать принятую глубину, не изменяя горизонта плавания, вся команда должна была неподвижно сидеть по своим местам, как привинченная, под страхом, что в противном случае судно или выскочит на поверхность воды, или ударится носом в дно.

   Маневрирование под водой и стрельба минами тоже представляло немало трудностей. Стекло перископа  заливалось водой, что не давало  возможности хорошо ориентироваться. При таких условиях стрельба миною по плохо видимому противнику, движущемуся с большей или меньшей быстротой, имела очень мало шансов попасть в цель, а выпустив свою единственную мину, лодка уже теряла  всякое значение, и для того, чтобы зарядиться, должна  была вернуться к своей базе.

 

Одесские изобретатели-подводники

Каждый последующий изобретатель старался  решить проблему, возникающую перед предыдущим. 

В 1892 году, в Одессе, вышла книга  брошюра В.А. Креминского  «Заметки по подводному плаванию и о возможности подводного устройства», в котором автор предлагал свой проект, вместе с чертежами и расчетными данными.  В заключении    Владимир Афанасьевич   писал: «Мое же подводное судно как миноносец по своим большим размерам может быть само приспособлено к метанию взрывных снарядов, и кроме того, обладая такою способностью, это судно может само вести пра­вильную атаку броненосца, представляя собою малую цель и имея надежное закрытие, опускаясь под воду; после чего такой миноносец может совершенно неожиданно для противника по­явиться с другой стороны и т. п. Словом, подобный миноно­сец имеет полный перевес пред броненосцем и в способе маневрирования и ведения атаки». К сожалению, этот  проект дальнейшего развития так и не получил.

 Однако идеи Креминского нашли отражения в изобретениях другого одессита, который прочитал эту  брошюру   с большим интересом и сумел выработать на её основе новый  проект. Этим человеком был Евгений Викторович Колбасьев. 

 Родился    3 июня (15 июня по новому стилю) 1862 года в  нашем городе.. С детства Женя хотел стать моряком, а так как в  Одессе,  Морского училища ещё  не существовало, то после окончания гимназии  он  отправляется   в столицу.

   В 1883 году Е.В. Колбасьев окончил петербургское Морское училище.  Через восемь лет  Евгений Викторович  становится  преподавателем Кронштадтской водолазной школы. Работа на этом посту позволила ему раскрыть свой талант изобретателя в полной мере: именно в эти годы Е.В. Колбасьев разрабатывает конструкцию корабельного и подводного телефонов, а также создает систему телефонной связи с водолазом.  Ему  принадлежит авторство оригинального способа подводного освещения.

     В 1893 году лейтенант Е.В. Колбасьев организовал в Кронштадте мастерскую по производству водолазного снаряжения и телефонных установок для кораблей. Позже именно в этой мастерской серийно строились судовые радиостанции системы А.С. Попова.

       Он  также  автор оригинальной конструкции плавучей мины и нескольких проектов подводных лодок, в одном из которых предусматривалась установка торпедных аппаратов системы Колбасьева, обеспечивавших залповую стрельбу. 

«Левиафан» - Колбасьева

Недавно  мы  в архивах  случайно наткнулись на статью с чертежами посвящённую    изобретениям этого гения –   подводного минного заградителя    и подводного бронированного крейсера. Смотри   журнал  «Нива» (№18, 1908г.)  в котором журналист Гофштеттер писал;

«Поставить технику подводного плавания на более прочные устои удалось нашему русскому изобретателю одесситу, капитану 2 ранга  Евгению   Викторовичу  Колбасьеву. Используя предыдущий опыт изобретателей. Систему ныряния он заменил простым потоплением судна посредством приема в его полость лишней тонны воды».

Хотелось бы пояснить, что соответствующим подбо­ром материалов и установлением верхнего покрытия из толстого пробкового слоя  Е.В.Колбасьев  переместил центр плавуче­сти в верхнюю часть своего судна и  получил устойчивое равновесие, превратив лодку во что-то в роде подводного ваньки-встаньки: в какое бы положение вы ее ни бросали, она непременно станет пробковой палубой кверху, а тяжелым  трюмом вниз. Изменение же вертикального направления погруженного судна производилось бы путем перекачки воды в корму или на нос при помощи особого приспособления.

Устойчивость  такого   судна  позволяла придать ему ка­кие угодно размеры и вместо подводных лодок пустить в ход целые подводные крейсера.

В 1908 году Е.В.Колбасьев  уже располагал собствен­ной лодкой в 48 тонн, по образцу и подобию которой считал возможным построить целые подводные корабли в 2—3 тысячи и даже в 9 тысяч тонн (половинный размер самых крупных броненосцев).

Увеличенный размер подводных судов и широта их бортов создали возможность дальнейших, в высшей степени существенных улучшений в минной стрельбе, т.-е. возможность применения идеи покойного адми­рала Макарова о залповой стрельбе минами.

 Исходя из этого факта, адмирал Макаров предложил стрелять одновременно из нескольких минных аппаратов, поставленных не параллельно, а под  некоторым углом расхождения, с тем расчетом, чтобы на расстоянии двух-трех километров выпущенные  из них торпеды проходили саженях в 5—10—15 одна от другой. Такой веерный залп одновременно выпущенных мин дает математически-точное и совершенно обеспеченное попадание двумя-тремя минами в идущий броненосец при всяких скоростях хода, так как здесь обстрели­вается уже не самое судно, а весь путь его прохождения.

Осу­ществить макаровскую идею веерной стрельбы минами стало  бы возможным только на больших подводных крейсерах Колбасьева, и в этом именно обстоятельстве заключается колоссальная практическая ценность его изобретения.   

В подводном плавании проектированные по системе Колбасьева крейсера ходили бы со скоростью до 25-26 узлов , дающей возможность догнать любой броненосец , а в полуподводном – до 22 узлов.  Такой крейсер в 1750 тонн обладал бы запасом нефти в 500 тонн и мог идти из Кронштада в Владивосток , никуда не заходя в порты и не обновляя запасов предпринять новое неожиданное нападение на противника. Колбасьевская система подводных судов превратила бы мино­носцы в плавучие минные батареи, могущие появляться совер­шенно неожиданно в виде партизанских нападений, заходить под прикрытием шапки-невидимки в неприятельские порты и подвергать беспощадному истреблению морские силы врага.

Любопытна еще следующая вариация колбасьевскаго изобретения: - подводные бронированные крейсера. Толстой корпусной трех­дюймовой броней, неразбиваемой даже бризантными снарядами, покрывается вся палуба подводного крейсера. В силу ее полу­круглой формы самые сильные снаряды отскакивают от нее рикошетом, что позволяет подводному крейсеру выдерживать, при благоприятных условиях для производства минной атаки на близком расстоянии, даже артиллерийское сражение с противником, скрываясь, когда надо, под водою. Между тем,    тогдашнее  морское ведомство к этому источнику грядущей национальной силы и могущества отнеслось   с упорным пренебрежением. Дело дошло до того, что чертежи колбасьевских подводных лодок, представленные в морское министерство, оказались, исчезнувшими неизвестно куда, (скорее всего, выкрадены шпионами),  что вынудило изобретателя поскорее взять на свое изобре­тете привилегию в иностранных государствах.  Колбасьев не терял надежды увидеть своё  детище в действии…

Однако дальнейшего развития  у   правительства этот колбасьевский  проект, как и  предыдущий так и не получил

Трагически закончилась и  судьба этого гениального  изобретателя.20 ноября 1918 года   офицер царской армии, капитан 1-го ранга Евгений Викторович Колбасьев был расстрелян в местечке Инкерман близ Севастополя…

Об изибретениях капитана Колбасьева читайте  в моей статье по ссылкеhttps://moryakukrainy.livejournal.com/1266007.html

 

Немного фантазии

 

Давайте на секундочку представим, чтобы   случилось,  если бы, был построен такой Колбасьевский бронированный подводный  крейсер -  «Левиафан».

Все, эти капитальные усовершенствования заменили бы  стратегическое значение подводных лодок. Если  в те годы маленькие американские и немецкие  подлодки  типа «Зеде», «Голландъ» и прочие оставались только средством защиты портов и прибрежных вод. А для применения их в эскадренном бою линейные броненосцы были вынуждены пе­ревозить их к месту боя на себе, или на вспомогательных  судах, то подводные минные крейсера  дальнего плавания с огром­ным запасом мин и с районом действий в несколько десятков тысяч миль, сразу бы стали страшным наступательным орудием. Они бы преследовали неприятеля везде, в океанах и в его собственных портах, в самых гнездах его силы.  И ника­кая борьба с ними тогда была бы совершенно невозможна.   Обретение подводных крейсеров дальнего плавания знаменовало бы, прежде  всего конец, морской гегемонии Англии и Америки.

Дальнейшее развитие скомбинированных идей русских и одесских изобретателей,   сулило произвести полный переворот в мировой политике. А Российская империя, как огромное континентальное государство со сплошной территорией, не имеющее морских колоний, при борьбе подводным флотом получило бы наибольшие преимущества, которые трудно даже подсчитать, то  и  колесо истории могло бы  закрутиться в другую сторону…..

 

 

 

Языки