Эксклюзивные новости от Вячеслава Слисарчука

Литература без границ

в п в с ч п с
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
 

Благоустройство Французского бульвара

Russian English Ukrainian

 Благоустройство  Французского  бульвара

В нынешнее время идут постоянные дебаты о расширении «Французского бульвара». Дескать, нужно увеличить ширину  дороги, потому что, в летнее время на этом участке возникают постоянные автомобильные  пробки. Для этого необходимо выкорчевать деревья и перенести линию трамвая.  Однако в наш технический век, «думая о водителях и их машинах», которые загрязняют воздух,  забывают, прежде всего, о нас с вами -  пешеходах, для которых когда-то  благоустраивался этот уголок нашего города.  

Если мы бы могли перенестись в машине времени на 200  лет назад, то тогда мы бы увидели, что  Французский бульвар не был таким застроенным как в нынешнее время. «Это была окраина, куда одесситы выбирались, отдохнуть от шумной городской суеты,  подышать свежим  воздухом и полюбоваться прекрасными морскими видами» [1]. 

                                               Хуторская Дорога

     Дорога,   петлявшая по этой местности,  тогда  называлась Хуторской., поэтому  каждый из домовладельцев приобретший участок возле моря  и построивший здесь дом назывался -  хуторовладельцем. [2]

По  всей линии дороги,  куда в нынешнее время простирается  Французский бульвар,  в начале 19 века  значилось  всего шестеро  владельцев. (Лучше всех,  на мой взгляд, исследовал историю Французского бульвара наш краевед Сергей Котелко):  « В  начале XIX века здесь все было по-другому. Освоение бульвара началось с морской стороны, позднее и с противоположной.  На Морской я  стороне (в имущественных документах так и писали — "вдоль моря")  находилось шесть  участков,  четыре из которых были примерно равны между собой и два по-меньше». [2]

На своём сайте «Путешествуя историей» ссылаясь на книгу В. А. Михальченко и О.Г. Сквирина «Да будет правда», исследователь приводит карту участков Хуторской дороги.

В начале XIX века территория нынешнего бульвара была  загородной и приморскую ее сторону занимали, как тогда это называлось, хутора известных фамилий:

Так участок под №3 простиравшийся от дачи Ланжерона  до Юнкерского переулка   принадлежал экс-коменданту Одессы – Фоме Александровичу Кобле. (Тут будет уместным вспомнить  и  улицу Коблевскую, и коблевские вина).  

     Генерал майор Фома Александрович Кобле (Thomas Coble) получил  в 1813 году от Одесского Строительного Комитета первоначально хутор размером в 10 десятин "за большой крепостью над морским берегом", позднее, в 1817 году "при уравнении всех хуторов и проведении прямой линии" у Фомы Александровича оказалось уже 24 десятины и 56 кв. саженей удобной и 10 десятин и 2072 неудобной земли, (хорошо ж умели проводить "прямые линии однако! ))), на владение которыми Фоме Александровичу 13 -го сентября 1817 года был выдан "Открытый лист", где между прочим указывались и ограничения накладываемые на владельца этой земли :  

Кобле или покупщик ограничиваются, что можно пользоваться землею от хозяйственного на ней заведения именно:
— садоводства, хлебопашества, домостроительства и других законом положенных статей; но запрещается заводить там без особого позволения от начальства винокуренных или пивоваренных заводов, и не производить винной продажи без особого так же позволения. И дабы сие постановление сохраняемо было и тогда, когда хутор сей перейдет каким нибудь образом в другие руки, то при продаже или другом каком управлении должно с покупщиком или принимателем в свое владение сего хутора постановить на тех же правилах, какие ему Господину Генерал-майору и кавалеру Кобле от комитета постановлены».[2]

Хотелось бы отметить, что такие же предписания во времена правления  Ланжерона. касались и других хуторовладельцев.

        Получив участок в 1817 году, Фома Александрович решил его сдавать в аренду. Частым постояльцем этого места  являлся одесский градоначальник  граф Гурьев, который тут давал парадный обед по случаю прибытия  графа Воронцова назначенного губернатором Новороссийского края. Происходило сие событие в апреле 1 823 года.  Позднее часть хутора  купил Иван-Онуфриевич Курис (владелец Курисово- Покровское) [2]

 На его же участке, под  № 4 —  значилась дача князя Николая Радионовича Кантакузена, генерал-майора, из рода бывших Молдавских Господарей.

Рядом по соседству с хутором Кобле,  находился участок под № 5.Как пишет В.П. Нетребский: «На участке от Юнкерского до Кирпичного переулка с 1804 года  обосновался один из самых видных людей ришельевской Одессы «коллежский советник», швейцарец – Осип Россет.  Попробовав себя на военно-морской службе, Осип Иванович решил заняться предпринимательством в Одессе. Видную должность «инспектора портового карантина» он совмещал с членством в «Одесском строительном Комитете», а в 1806 году став мельником, соорудил на морском берегу мукомольный объект. [3]

Далее Осип решил, что деловому человеку негоже пребывать в столь продвинутом городе без печатной продукции, и стал одним из первых типографов города.   Скончался Осип Иванович от чумы 10 декабря 1813 года, и хутор перешёл к его жене.    В 1819 году за  это поместье   развернулась  борьба с судебными тяжбами, тянувшаяся десять лет и  завершившаяся   продажей участка.       Затем хутор менял владельцев  и купчая на него переходила из рук в руки, пока земля  не была разделёна на части. Одну часть приобрёл купец Моберли, другая досталась графу М. С. Воронцову.

Следующий  участок под номером №6  принадлежал Антонио Фиогности. Французский бульвар №, 37- 63, ", Как писала подруга А.С. Пушкина  -  Вера Вяземская — «Владелец хутора "симпатичный грек,  который владеет рыбными промыслами и виноградниками, и скоро я буду пользоваться этими обоими благами". Хочется отметить, что Вяземская жила тут с 27 июня по август 1824 года,  с детьми.

Далее под номером 7 — Хутор коммерции советника Ивана (Жана) Рено. Он простирался от нынешнего дома 63 до места, где еще недавно был лифт Чкаловского санатория. Дача Рено была одной из самых благоустроенных. Экскурсоводы сказывают, что именно в этом месте Пушкин встречался с  Елизаветой Ксаверьевной Воронцовой. Именно здесь, а не в Крыму, графиня Воронцова подарила Пушкину знаменитый перстень-талисман, который затем, раненый и погибающий поэт, подарил Жуковскому. [3] (Правда это или вымысел судить трудно, так как не сохранилось ни одного исторического документа). Скорее всего, это красивая легенда.

Также в 1828 году  его посетила императорская чета.   Государыня Императрица, вместе с Августейшим  супругом своим и семейством, прибыла в Одессу 15 мая этого года и 14 июня переехала на дачу Рено, где для морских ванн Ея Величества устроена была прелестная, в дико-поэтическом вкусе, купальня [4].

Вот, что мы можем прочитать в «Одесском альманахе» за 1831 год: «Высокий берег, как стена, окружает сию прекрасную дачу, служа преградою ветрам,…благоухающая акация, абрикосовые деревья, кусты черешни, весною подобны огромным кораллам: так они бывают облиты розовидными цветами…»[9].

 Номер 8 — небольшой хутор купца Рашковича ( на котором был один из  одесских фонтанов) . Позднее участки   Рашковича и  барона Рено приобретёт  Городской Голова -   Г.Г. Маразли

Под цифрой  9,  где сейчас находится основная территория Ботанического сада, находился   хутор Ришельевского лицея. Другой хутор лицея  - где  располагался первый одесский Ботанический сад,  — значится под №11.[2]

Мало-Фонтанская дорога

Когда же на некоторых участках была обнаружена родниковая вода, то дорога стала именоваться Мало-Фонтанской. Как нам сообщает исследователь  Я. Майстровой в книге «Улицы Одессы»:  «Первое упоминание  об этом удалось разыскать в документах  за  1870 г. называлась она «Дорога к Малому Фонтану…»  Позднее в 1894 году она стала значиться как Мало-Фонтанская дорога. [12 ]

Как повествует исторический альбом Каранта изданный  к 100-летию Одессы (1894) : «Эта местность была названа   Малый Фонтан на том основании, что прежде здесь били фонтаны,  так как ключевая вода  во многих местах пробивается по берегу моря». [4]

 Если же в 20-х годах  девятнадцатого  века  как мы узнали  было всего шестеро хуторовладельцев, то к  окончанию века  дачевладельцев стало в 25 раз больше  (более полутораста человек).

Как сообщалось в  другом  путеводителе: «Местность Малый Фонтан начинается от большой дачи Рабиновича, находящейся за Юнкерским переулком. Далее дача Жданова, затем великолепные дачи:    Бистань, Мазирова, Зеленко, Фриессе,  и большая старая дача Сан-Донато, (бывш. Бродского) и Вальтуха.   Затем  большая дача Рафаловича, где уже много лет существует кирпичный завод.

С правой стороны за военным госпиталем находятся винные подвалы Удельного ведомства, а далее с правой стороны красивая, большая дача Санцебахера, за которой тянутся бывш дачи Даникана, Эйхана, Вернета и др. Рядом  с кирпичным заводом с левой стороны хорошо устроенная дача Циммермана, Котронео, Любека, Дурьяна, Герме,Таргони, Хаджи. За ними следуют дачи Клеймана, Клейна,Миткевича, Строгонова,Чеховского и т.д.

Дальше в аристократической части находятся дачи Бухаринова,Маразли, а с правой стороны  Маврокардато, Баази-Мавро, Папудовой и др. В этой части находится дача Мариинского попечительства слепых (бывш. М.Ф.Маврокардато). Она расположена  рядом с красивым зданием В.Параскевы, которая является наиболее лучшею из всех дачных построек и т.д.  Напротив дачи Баржанского  - Школа садоводства на участке  Маразли,  с прекрасной оранжереей.

На Университетской даче  в прошлом году устроена магнитно-метеорологическая обсерватория, находящаяся в заведывании профессора Клоссовского.

Дорога на Малый Фонтан заканчивается дачей Дунина. Для жилья здесь имеется несколько домиков, разбросанных в нижней части, кроме того имеются жилые помещения в верхней части дачи. Одно существенное неудобство крутой спуск от станции конки к морю.[5]

Между тем в 1897 году решили Мало-Фонтанскую   дорогу   расширить и благоустроить.  Идейным вдохновителем данного проекта стал городской инженер Василий Зуев. Первое заседание с участием городского юрист консультанта Ф.Д. Богацкого и землемера А.В.Юргевича состоялось 28 ноября 1897 года.

   Как сообщал инженер В.И. Зуев:  «Мало - Фонтанская дорога  наиболее подходящее место для создания удивительно приятного уголка города, вполне удовлетворяя естественным стремлениям  застройки с комбинацией  здоровой загородной жизни со всеми условиями городского благоустроения. Поэтому появилось непреодолимое желание воспользоваться ещё возможным временем расширить и улучшить эту дорогу , пока она почти не застроена по фасадной линии жилыми домами». [1]

На тот момент Мало - Фонтанская дорога находилась в хаотичном состоянии. Многие дачи по своим фасадным линиям не имели заборов, а вместо них высились  безобразные валы обсаженные акациями. Дорога имела разную ширину и с явными внешними признаками захвата земли дачевладельцами. Кое-где она имела не более 7 сажень.  Дорога до дачи Училища слепых была шоссирована из местного  дикого камня -  совершенно неподходящего материала. Слишком мягкого и постоянно стирающегося, поэтому была в постоянных ухабах. В сухую погоду  это обстоятельство производило ужасную  удушливую  пыль, в дождливую наоборот – непролазную грязь.    

Помимо этого  в своём  проекте   Василий  Зуев   указывал на ряд важнейших предписаний:

1) Постройка  глухих или деревянных заборов на фасадных линиях не дозволяется.

2)  Постоянные ограды должны  быть  решётчатые на каменных цоколях. Сплошное ограждение допускается по краям фасадной линии на большем протяжении не более 1\10 фасада.

3) Жилые дома разрешается строить на фасаде с сохранением палисадника перед домом шириною не менее трёх сажень. (примерно 9 м.) [1]

 Однако, для того, чтобы выровнять дорогу,  приходилось от одних владельцев урезать часть земли, а к другим наоборот   добавлять.  Узнав о таком важном проекте,  многие дачевладельцы весьма заинтересовались этим вопросом. Почтенный гласный, бывший Городской Голова Г.Г. Маразли  попросил инженера ознакомиться с проектом, который сильно отрезал часть его дачевладения с левой стороны. Как пишет В.Зуев: «Г. Г. Маразли  был ужасно недоволен кройкою своей земли, и просил переделать проект так, чтобы дача с левой стороны оставлена в прежних границах, обещая своё полное содействие задуманному делу. Я переделал проект, однако,  обещанного участия  и содействия не получил, а прекрасная Мало-Фонтанская дорога получила поворот близ его дачи, и тем самым лишилась прямолинейности и перспективного вида на море»  [1] 

     6 июля 1898 года в Протоколе заседания Исполнительной комиссии по замощению и канализации сообщалось: «Городской инженер Зуев, представив полный проект уширения и урегулирования  Мало-Фонтанской дороги,  изложил следующее: Мало-Фонтанская дорога имеет в ширину около 8 саженей, проезжая часть имеет ширину 3, 66 саженей. Такая ширина, конечно, не соответствует назначению этой дороги, которая  несомненно в будущем будет иметь первостепенное значение и представит из себя длинную прямую улицу не менее 3 вёрст – при такой узкой ширине. Уширение Мало-Фонтанской дороги вызвано действительной необходимостью, так как эта дорога единственное место для загородных прогулок. На ней нет тротуаров, поэтому прогулки совершаются в экипажах или конках. Эти обстоятельства  побудили спроектировать дорогу в 12 саженей из которых шоссе с бордюрами должно занять 5 саженей,  и по одну обе стороны дороги аллея  - 2,5  саж.с двойным рядом древесных насаждений. И кроме того оставляется полотно 2 саж. -  для электрического трамвая. [1]

На новом собрании  от 16 ноября 1898  г. с участием многих дачевладельцев.   «Собрание высказалось за уширение дороги до 12 саженей; оценку отчуждаемой земли по 5 руб. за саж. и за раскладку суммы, потребной на отчуждение земли по 10 коп. на квадр. сажень каждого владения и по утверждению Городскою Думою согласны причитающую сумму внести в городскую кассу». [1] Далее идёт перечисление фамилий более сотни дачевладельцев. Среди которых были представители известных фамилий, одесские магнаты  -  Раухвергер, Вальтух, Шехтер, Параскева, Санц, Маразли,Анатра. Родоканки, Маврокардато, Руссов, Санцебахер, а также некоторые одесские архитекторы и скульпторы  -  Мазиров, Иорини, Молинари и другие состоятельные и уважаемые люди.

 

Кстати Раухвергер безвозмездно отдал часть участка земли для прокладывания конки. Другие же требовали возмещения по действительной стоимости.

Им возражал  дачевладелец Исакович. Он  считал, что  учитывая значение этой дороги,    необходимо  довести её ширину   до 20 саженей. Самуил Исакович (владелец Гидропатического завода  на Преображенской № 41) -  даже  опубликовал в «Одесских  новостях»  письмо,   где сравнивал расширение Мало-Фонтанской дороги с перестройкой Парижа.  Там же  приводился  для женщин весомый аргумент: «Если съедутся три экипажа, то лошади будут срывать шляпки с дамских голов». Мужской половине Исакович напоминал о возрастании стоимости на услуги: «Если мы ещё подождём ещё несколько лет, то приведение этой идеи в жизнь обойдётся намного дороже». [9]

Уже на заседании Строительной Комиссии от 3 апреля 1900 года было решено, что «для скорейшего успеха, нужно чтобы комиссия по её усмотрению могла переносить ограды и заборы некоторых дачевладельцев на новое место».   [1] 

Итак, уже  летом   1900 года  Путеводитель Д. Вайнера сообщал:  «Малый Фонтан наиболее красив. Здесь находятся богатые дачи. Любимый уголок фешенебельной Одессы и, вообще лиц с достатком.  С 1899 году приступили к    работе по расширению дороги. Линия конки будет заменена электрическим трамваем и превращена в длинную аллею.   Освещаться  будет электричеством. Тротуары будут асфальтовые».[6]

В другом путеводителе за 1900 год значится:  «Малый фонтан собственно начинается с Юнкерского училища, отсюда по обе стороны идёт ряд дач, одна красивее другой, вплоть до конечной станции дачи Дунина, где устраиваются народные гулянья, имеются купальни и заведения тёплых морских ванн.

 Против Юнкерского училища расположена  дача «Отрада» (бывш. хутора Кобле,  Россетиа и см. карту ) ,  где сосредоточен, на протяжении нескольких кварталов, ряд принадлежавших разным владельцам, домов с зимними квартирами. Вблизи юнкерского училища с правой стороны видны строения военного госпиталя и расположены дачи Удельного ведомства с огромными подвалами. Далее часть Ботанического сада, выходящего одной своей стороной  и на Средне-Фонтанскую дорогу, и огромное здание товарищества Одесского Пивоваренного завода (бывш. Санцебахер)». 

Вагоны  конно-железной дороги отходят на М.Фонтан, каждые 10 мин.  Линия конки начинается на углу Малой Арнаутской угол  Преображенской. Езда до М-Фонтана составляет всего   - 10 коп.[5]

Поездка до этого усовершенствования   на   Малый-Фонтан  обходилась  в пять, а то и в 10 раз дороже   Как повествует  из   источника 1894 г.  .    Езда  от  угла  Ришельевской и   Б.Арнаутской до дачи Дунина на лёгком извозчике      составляла    50 коп. , в экипажах 1 руб. Правда  была  альтернатива нанять  четырёх местную коляску в оба конца с 1.5 – 2 часовым простоем за  3 руб. [4]

По предложению Городского Головы П.А. Зелёного по окончанию устройства Мало-Фонтанской дороги в 1900 году значилось:

« на нивелирование тротуаров и прочие работы,  в 1900 году открывается кредит городу до 60 тыс. руб. На перенесение рельсов и железнодорожного пути ещё 20 тыс. руб. [1]

Итого на этом заседании Городской Думы решили, что  общая смета составит 80 тыс. руб. С  рассрочкой на 20 лет с правом погашения в  оговоренные  сроки единовременно или по частям.

Причём большую часть  этой  суммы решено было  собрать с дачевладельцев в зависимости от занимаемой ими площади участка.  Однако,  не просто так,  а  в счёт погашения суммы, предлагалось городу  выкупить у дачевладельцев участки по 5 руб  за кв.сажень под проектируемую  дорогу. Предполагалось  завершить  все работы и собрать требуемую сумму  к концу 1902 года..

 Но как гласит народная мудрость:  «Скоро сказка сказывается, но не скоро дело делается».

                                               

 

                                       Французский бульвар

 

Однако, неожиданное событие, позволило быстрее совершаться этим смелым начинаниям. В  1901 году царь Николай II , вместе с супругой Марией Фёдоровной посетили Францию, где им был оказан торжественный приём. Теперь же ожидался ответный визит президента Французской  Республики Эмиля Лубэ. Не исключалось, что Президент Франции может прибыть, через Одессу или на обратном пути посетит наш город. 

 Поэтому,  11 сентября  1901 года Городская Дума постановила: « В ознаменование последнего посещения Франции Государем Императором и Государыней Императрицей и в знак признательности французскому народу за оказанный их Величествам радушный приём, наименовать  одну из улиц   г. Одессы «Французской», предоставив Комиссии выбор таковой». Инициатором этого выступил гласный     В.С.Кандинский, родственник  будущего известного художника авангардиста – Василия Кандинского.

Благодарность в ответ гласила: Городской Голова! Такое постановление Городской Думы, несомненно, глубоко тронет Г-на Президента Республики, которому я спешу сообщить уверенный, что известие Городской Думы будет хорошо встречено французским правительством…»

Министр Франции А.Бутирон. [11]

 

Тут же в Думе начались яростные дебаты. Каждый из депутатов  предлагал свой вариант.  Городской Голова П.А.Зеленый  предложил переименовать новую строящуюся Мало-Фонтанскую дорогу во Французский бульвар, ему возразил    член Городской Управы  Е.Д.Полетаев считавший, что необходимо переименовать улицу Канатную во «Французскую», высказав мнение, что Мало-Фонтанская дорога должна сохранить историческое  название.

Другой гласный И.А. Казаринов, и вовсе предложил переименовать не улицу, а безымянный сквер у Юнкерского училища  -  во "Французский сквер", либо "Сквер Лубе"    или     в  "Сквер Французской Республики".

  Гласный Н.И. Драго  настаивал  переименовать какую-нибудь "случайную" улицу, не имеющую на его взгляд, исторического значения  -  среди вариантов значились   -  Почтовая и Полицейская….» [7]

  А тем временем пока в Городской  Управе  решали, какую из улиц лучше переименовать, инженер Зуев продолжал работы по благоустройству будущего бульвара.  26 января 1902 года он  обратился письмом в Одесское общество Садоводства, прося указать породы деревьев и способ их посадки, имея в виду:

«В будущем   аллею  Мало-Фонтанской дороги  планируется расширить до  третьей   гимназии, а так как Александровский парк неминуемо должен расшириться до неё, то  получится прекрасный променад   от морского бульвара в парке до дачи Дунина». [1]

Ответ садоводов не замедлил себя ждать. Уже 30 января 1902 года ему в ответном письме сообщили:

  1. Лучшей породой для посадки признан дуб обыкновенный, в некоторых местах может быть заменен клёном
  2. Относительно способа посадки, правление высказалось за шахматный порядок при расстоянии 4-х сажень одного дерева от другого.
  3. Желательно, чтобы при исполнении посадки, были оставлены оросительные чаши, не менее двух аршин в диаметре. [1]

Об этом было доложено в Городскую Управу.

12 февраля 1902 года Городской Голова  в своём докладе сообщил:

«В настоящее время Одесса один из самых  благоустроенных городов.  А между тем масса жителей не имеет таких мест для загородных прогулок, чтобы подышать морским свежим воздухом,  и  лишена возможности пользоваться дачной жизнью.

Если же  сравнить Одессу, с другими городами Российской империи, то  в Варшаве приведена в порядок Иерусалимская аллея, в Москве – Дорога в Петровский парк и «Сокольники», в Петрограде – Каменно-Островский проспект. …»[1]

«В настоящее время все заборы переставлены, а дачевладельцы  внесли уже  28 тыс. руб.  Так что новой дороге быть!» [11]– с таким воодушевлёнными словами Городской Голова окончил свою речь.   

 Однако  немного покривил душой  господин  П.А. Зелёный, так как из 154 владельцев,  не все  изъявили своё согласие на отчуждение под дорогу земли их хуторов. Большинство было уже «За!».  Остались только четверо  несогласных (Шишкин, Молинари,Чадова и Цейнер), которые просили пересмотреть вопрос об отчуждении.

Вновь  собралась специальная комиссия, которая  4 марта 1902 года постановила: «Признать доводы домовладельцев обоснованными и поэтому решили отрезать участок земли:

Из хутора Александра Александровича Шишкина -  не 87 кв.саж. , а 84,6 кв. саж. 

Из хутора Марка Луиджевича Молинари  не 54,  а 48.72 кв. саж.

Из Хутора Юлианы Васильевича Чадова  не 73.78,  а 55.08 кв. саж.

Из хутора Абы Юрьевича Цейнера  не 33.76, а 25.38 кв. саж.[1]

 

Однако это всего лишь цифры. В действительности  оказывалось, что у  владельцев необходимо снести каменные заборы. А  у Молинари -  нужно не только снести   каменный забор, а  ещё часть деревянных построек и одноэтажный каменный флигель, примыкающий к дому.  

 

Пока Комиссия решала, как заставить этих  дачевладельцев согласиться на предложение об отчуждении. В  Городскую Управу в  середине апреля  пришло  сообщение о предстоящем майском визите Французского Президента в Петербург.  Теперь срочно  требовалось срочно решить вопрос о названии  улицы «Французской».

 

 25 апреля 1902 года  Городская Управа,  наконец, выдала постановление «Мало-Фонтанскую дорогу» переименовать во «Французский бульвар». [2]

Этому также способствовало то, что  в этой местности  был уже построен и  стал  функционировать, основанный Южно-русским обществом виноделов  «завод  Генриха Редерера» .[8]  (Закладка  здания завода шампанских вин по проекту арх. Бойша  под наблюдением арх. А.Г.Льюиса – началось ещё  в 1897 году.) [12]

По инициативе П.А.Зеленого инженер Зуев  составил  документ, отображающий перспективное  будущее Французского бульвара   (на французском языке).  Инженер описывал, какое значение будет иметь новая  дорога, объяснив, что она будет являться местом променада для всех горожан.  [8] Также В.Зуев высказал идею о создании Триумфальной арки в честь возникновения русско-французского альянса.  Наверху арки планировалось поставить бюсты двух российских императоров (Александра III и Николая II)  и трёх французских президентов (Мари Карно, Феликса Фора и Эмиля Лубэ) .  Все материалы  вместе с постановлением Думы,     и  рисунком Триумфальной арки спроектированной    инженером С.А.Ландесманом    сложив  в роскошную папку, отправили в Петроград. С этой целью туда  был командирован секретарь Городской Управы Ф.Г.Шульга, который всё лично передал французскому послу.

 

 Как сообщают  другие источники:  «Городской Голова. Через уполномоченного представителя  уведомил Французского посла маркиза де Монтебелло и получил следующий ответ от генерального секретаря Президента республики, Комбарьена»  [13].

 В этом документе от 30 мая 1902 года  президент Эмиль Лубе выказывал, искренние  чувства  мэру Одессы  и выражал уверенность, что этот шаг ещё больше укрепит отношения между нашими странами.[2]

 

Произведя такую внешнюю обстановку своего дела. Комиссия занялась своим кропотливым делом  -  собиранием денег. Однако весной   1903 года, поскольку вопросы об отчуждении необходимой земли и  сбор нужной суммы, остались не разрешёнными, все работы  по благоустройству бульвара были приостановлены.  

 Несмотря на то,  что был заявлен проект   Триумфальной  арки, финансов на её сооружение  также не нашлось. К слову сказать,  в те годы  на арке Завода Шампанских вин появились надписи на французском языке «Россия и Франция», которые со временем куда-то исчезли. Пытливый взгляд ещё может обнаружить на арке почти стёртые буквы F и  R.

 В 1903 году затянувшееся дело расширения дороги и потеря надежды, что город приступит к работам до внесения всех денег дачевладельцами, угнетающе стало действовать на тех, кто уже вложил некую сумму в строительство.

  10 июля 1903 года председатель Комиссии получил письмо от дачевладельца Розенберга с просьбой о выдаче ему обратно 1000 руб. , внесённых им на 10-летний беспроцентный заём., так как город ещё не приступил к работам, а  от дачевладельцев вряд ли будет собрана подписная сумма в 60 000 руб.[1]  В    последующие дни  такие заявления стали поступать и от других дачевладельцев.

Все заявления были рассмотрены Комиссией  на заседании  20 сентября 1903 года . После яростных споров и дебатов, Розенберг отказался от выплаты, впредь   до начала работ. Комиссия постановила внесённых денег обратно не выдавать. [1] А к работам приступить весной следующего года.

Лишь только в мае   1904 года приступили к работам,   однако не только по прокладке канализационных стоков, замощению тротуаров ,  а  и  к гудрированию  мостовой.   Как сообщал инженер Зуев:   «Кстати, гудрон впервые был применён в России в 1904 году, и как потом оказалось с первыми опытами во Франции и в Женеве, где был залит первый участок 17 июня 1904 года. У нас  на Французском бульваре это произошло 29 июня того же года».  [1] Вот какое описание можно встретить в воспоминаниях об этом у  Валентина Катаева, проживавшему в те годы неподалёку: «Французский бульвар – то пугающее место, глее издавая тонкие свистки, с механическим стуком и грохотом и  дрожью ходила паровая машина, так называемая трамбовка, укатывающая своей огромной тяжестью засыпанное щебёнкой шоссе Французского бульвара».[10]

Также назрело решение вопроса о создании второго пути конно-железной дороги. 22 июня 1904 года  состоялось заседание, на котором  было составлено соглашение с анонимным обществом конно-железных дорог с важными предписаниями.

  1. Двойной путь должен быть вполне приспособлен для передвижения по нему в будущем вагонов с электрической тягою.
  2. Проект, смета и пояснительная записка должны быть предварительно представлены на рассмотрении Городской Управе.
  3. Все расходы по переустройству линии Мало-Фонтанской железной дороги, согласно утвержденному Городской Управою проекту, производятся обществом конно-железных дорог за свой счёт. 
  4.  Все работы должны быть произведены под техническим надзором Городской Управы и должны быть окончены не позднее апреля 1905 года [1].

Позднее анонимное общество, откажется финансировать эти  работы. И к этому делу приступит Бельгийское общество конно-железных дорог.

В то же время  Комиссия решала вопрос об освещении Французского бульвара. На заседании  17   августа 1904  года   инженер К. Р. Паевский доложил свои соображения по поводу устройства  освещения от дачи Дунина мимо 3-й гимназии до Маразлиевской улицы.

 Для выбора более удачного типа освещения инженер предложил следующие  варианты.

На  освещение газом (Ауэровскими горелками) потребуется - 150 фонарей установленных на тротуарах.

  1. Устройство…………………………………………….49 753 руб.
  2. Эксплуатация ………………………………………….4 500 руб.

Освещение керосино-калильными фонарями «Люкс» в 700 свечей   потребуется   90 фонарей, через каждые 35 саженей.  

  1. Устройство……………………………………………13 440 руб.
  2. Эксплуатация…………………………………………  8 192 руб.

Освещение керосино-калильными лампами «Секуляра» до 300 свечей каждая, расстояние между ними 25 саж. всего 90 ламп.  Причём в летние месяцы зажигаются все, зимой только половина.

  1. Устройство………………………………………………..17 890
  2. Эксплуатация…………………………………………….. 8 700

  Для  электрического  освещения дуговыми фонарями, подвешенными над серединой улицы. Достаточно   будет всего 64 фонаря при расстоянии между ними 35 саж. Обойдётся это всё намного дешевле, чем предыдущие варианты. [1]  Конечно же,  Комиссия высказалась за самый экономный способ освещения улиц. В итоге  Французский бульвар получил электрическое освещение.

 События 1905 года и перемена в составе Городского Общественного Управления надолго остановили дело о благоустройстве Французского бульвара.

  20 июня  1906 года последовал,  Высочайший указ Правительственному Сенату об отчуждении участков земель необходимых для расширения Французского  бульвара,  подписанный царём.  

ИМЕННОЙ УКАЗ

Для расширения Французского бульвара (бывш. Мало-Фонтанской дороги) в городе  Одессе оказалось необходимым занять земли, с принадлежностями, надворного советника Александра Александровича Шишкина, итальянского подданного Марка Луиджевича Молинари, мещанки Юлианы Васильевны Чадовой и мещанина Абы Юрьевича Цейнера общим пространством двести тринадцать квадратных сажень и семьдесят девять сотых. Вследствие сего рассмотрев положение по этому делуособого в Государственном Совете присутствия, повелеваем сделать надлежащие распоряжения к отчуждению этих участков  в пользу города для указанной цели и в вознаграждении за оные из городских средств, поступить на основании общих положений об имуществах, отчуждаемых по распоряжению Правительства. [1]

    Но только, спустя пять  лет вопрос об отчуждении  с выплатой вознаграждения был решён. За это время многие участки поменяли владельцев, а земля во много раз поднялась в цене.  В итоге, мадам Стороженко, скупившая землю Шишкина, согласилась  на вознаграждении в 12000 руб.

 Дачевладельцы Чадова и Цейнер также согласились на предложенное  вознаграждение. Лишь только Молинари не был согласен с доводами оценочной Комиссии. Но как  гласит народная мудрость: «Семеро одного не ждут». Власти, используя «Высочайший указ» приступили к  экспроприации.

Как написал  В. П. Нетребский: « Бедный Марик стал почти бездомным и в знак против произвола самодержавия,  ему пришлось перейти на жительство…на свою вторую дачу в Удельном переулке» [13].   Когда же вопрос с отчуждением земли был решён, то стали благоустраивать бульвар по утверждённому ранее плану.

     Прошло ещё несколько  лет,  и  уже  в 1914 году инженер  В.А. Зуев сообщал:  «Французский бульвар  есть самое благоустроенное место в городе, он имеет всюду водопроводы, электрический трамвай, электрическое освещение, будет иметь газопровод»[1].

 

 «Французский бульвар есть  -  единственное место в Одессе, куда можно добраться желающим, и  хоть на короткое время удалиться из душного города и подышать свежим воздухом и приблизиться к природе» [1].

Мне бы хотелось завершить мой очерк словами инженера В.А.Зуева: «Французский бульвар представляет благо, которым пользуются не только дачевладельцы, но оно также распространяется на громадное количество горожан. Едущих туда, чтобы немного отдохнуть и хоть немного подышать чистым воздухом и насладиться чудным морским видом. Было бы непростительной ошибкой  превратить этот район в городские улицы с плотным застроением. Здесь это необходимо сделать не только по главной улице, но и по переулкам сделать застроения отдельными домами, окружённые светом, воздухом и обязательно   растительностью» [1].

   Литература:

  1. Зуев. В.И. Французский бульвар в Одессе – Одесса, 1915 – 161 с.
  2. Котелко С.Французский бульвар. Введение. -  https://sergekot.com/frantsuzskij-bul-var-vvedenie/
  3. Нетребский В.П. Деловые люди Старой Одессы  – Одесса - Инга  -2003 – 145с.
  4. Коханский В. Одесса 100 лет //  ист.очерк – Одесса:Тип. Францова -  1894,  с. 141-142 - 
  5. Одесский исторический альбом 1794-1894// сост.Оленин:  изд-во Каранта - Век – Одесса, 1894  -138 с.: ил.
  6. Вайнер Д.Н.  Иллюстрированный путеводитель  - Одесса – 1900 -  96 с.
  7. Фельдман В. Дебаты в Думе //Одесские вести, 1993 (23 октябрь)
  8. В.П. Нетребский В.В.Шерстобитов Аура Фонтанов// историко-краеведческий сборник –– Одесса  - Одеська миська друкарня – 198 с.
  9. А.В. Галяс Французы в Одессе – К.Наш час, 2012. – 247 с.:ил.
  10. История одной улицы// Приложение к «Одесскому календарю» 2019 -2020 -  изд-во Пласке – Одесса – 30с.: ил.
  11. А.Н.Азарьев Бульвар Французский весь в цвету//сувенирное издание – Одесса, - 20 с.: ил.
  12. Я.Майстровой  Улицы Одессы//топонимический справочник старой Одессы  – Одесса – 1998. – 185с.
  13. В.П. Нетребский В.В.Шерстобитов Аура одесских бульваров //историко-краеведческое издание - Одеська миська друкарня– Одесса, 2010 -118с.
  14. Французский бульвар в Одессе // Одесский листок, 1902  (19 мая)   

 

автор статьи: Вячеслав Слисарчук,

очерк  был опубликован в Историческо - краеведческом журнале "Юго-Запад.Одессика" №28