Эксклюзивные новости от Вячеслава Слисарчука

Литература без границ

в п в с ч п с
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 

М.М.С. + М. М.Ч. = Милицейская любовь!

Russian Ukrainian

Одесская милиция по праву гордится именами  - Первой женщины - участкового инспектора  М.М. Чауры и её  мужа  легендарного работника  уголовного розыска - М.М. Старичкова. Об   их первой встрече и любви  дальше  наш рассказ.

Мария Максимовна Чаура  родилась в Одессе в 1902 году.  Окончила гимназию, а  после этого нигде не могла устроиться на работу.  Неспокойные это  были   1917-1920 годы,  по стране   вихрем  бушевала гражданская война.   Александр Козачинский в своей книге «Зелёный фургон» так описывает это время. «Пока  большевики    были за   линией фронта,   пока  они  пробивались с боями    к  Одессе,      городом  владели     армии    австро- германские,      армии  держав    Антанты,      белые   армии  Деникина,  жовтоблакитная  армия    Петлюры      и     Скоропадского,       Зеленая   армия  атамана   Григорьева,    воровская   армия   Мишки  Япончика».

От  политики этих разных диктатур – гибли люди. В городе царили разруха, голод, нищета…. 

 С установлением в городе Советской власти, стали создаваться милицейские отряды, куда и  поступила на службу  Мария Максимовна, решившая бороться с беззаконием. 

 

В эти же годы и произошла встреча,  о которой хотелось бы рассказать подробнее. Вот как об   этом  вспоминала сама  Мария Максимовна Чаура.

« В тот дождливый  вечер я была дежурной   в  районом отделении милиции. Меня как женщину, освобождали от таких нагрузок, но я не принимала подобных поблажек. Сразу после освобождения Одессы от белогвардейцев поступила на службу в Пересыпскую милицию. Мы в райотделе знали, что ночью угрозыск  готовит операцию по ликвидации опасной банды. Ждали, может быть, будем чем-то полезными».

В это же самое время начальник угрозыска товарищ – Барышев, вызвал к себе опытного сотрудника Михаила  Михайловича Старичкова, -  сказав ему.

- Знаю Михаил,  что вы уже несколько дней недосыпаете, но обстоятельства требуют бодрости. Готовится крупный налёт на кожевенный завод на Пересыпи. Банду возглавляет личный друг  Мишки Япончика, матёрый бандит – Опойко. Его дела окрашены кровью в Одессе, Киеве, Харькове. Все участники банды хорошо вооружены. Опойко парень не дурак. До операции предварительно выставляет «цинкачей», вроде боевого охранения в армии. Кроме сторожевых постов имеется ещё и  транспорт. Обычно бандиты намечают свои акции вот в такую погоду как сегодня. Мы должны сработать оперативно. Сноровки вам не занимать.  Короче, вам Михаил Михайлович, поручается операция по задержанию и обезвреживанию банды на месте преступления.

- Да ситуация сложная – задумчиво ответил Старичков.  – Но коль вы поручаете мне это дело, разрешите  подобрать себе команду.

- Добро. Передавайте дежурство помощнику, берите из оперативного резерва работников и отправляйтесь…

На место предполагаемого налёта банды оперативники прибыли уже глубокой ночью. В кромешной тьме трудно было       ориентироваться.    Дождь усилился. Погода играла на руку розыскникам. Без лишнего шума они обнаружили и нейтрализовали «цинкачей», охранявших подходы к кожевенному заводу. Задержанных отвели в отдалённое место, чтобы они смогли подать сигнал остальным бандитам.  Одновременно отогнали в безопасное место две биндюжные подводы.  Затем незаметно сотрудники угрозыска проникли во внутрь двора и осмотрелись.  А  в  это время  воры  стали  выносить к калитке тюки кож. Оперативники по-пластунски, прямо через лужи, подползли к складу и затаились. Когда грабители пришли за очередной партией кож, один из сотрудников, милиционер Генцлер,  сумел быстро закрыть дверь на засов. Внутри склада началась возня. Приступили к переговорам. Бандитам некуда было деваться. Пришлось сдаться. Выходили по одному. Им связывали руки и отводили в конторку, где до этого обнаружили двух связанных охранников с кляпами во рту. 

В результате умело спланированной операции было задержано шесть человек, однако главаря среди них не оказалось.

 Старичков выяснил,  что Опойко организовав грабёж, сам ушёл якобы за машиной.  В случае чего предупредил, что будет ждать всех в Лузановке.

То, что  Опойко не оказалось в числе арестованных, не на шутку встревожило Старичкова.  Конвоировать «повязанных»  бандитов с Пересыпи на Греческую улицу, где располагался угрозыск,  было небезопасно. Главарь банды вместе со своими помощниками в темноте  мог напасть на конвой, а до рассвета оставалось ещё несколько часов.   И поэтому  Старичков  решил  сдать задержанных грабителей в Пересыпское отделение милиции.

Войдя  в комнату дежурного, Михаил увидел милиционера и симпатичную девушку, гордо восседавшую за столом. Это и была Мария Чаура

- Кто здесь дежурный? -  спросил Старичков.

Девушка оглядела статную фигуру молодого оперативника и ответила – «А что вам надо? Я дежурная!» 

- Вы не шутите. У меня на это нет времени. Нужно срочно сдать задержанных бандитов. Вы, почему вмешиваетесь, ведь я обращаюсь  к милиционеру. Кто здесь за район отвечает?

Вот как  вспоминает  эту встречу сама Мария Максимовна.

«Старичков зашёл в дежурку весь в грязи и спросил кто старший. Я  ответила. А он напыжился, видно не поверил. Индюк и только. Повелительным тоном  потребовал -  «Вызовите главного». Пришёл старший  нашего наряда и подтвердил: «Да,

это она». Михаил продолжал дуться и продолжил; «Вызовите своих помощников, я их проинструктирую!» А я ему в ответ  «Я сама их проинструктирую, и стала молча оформлять протокол. Оценивающее взглянув на меня, Старичков как бы обмяк, даже как мне показалось,   он стал ниже ростом. О нём я и раньше слышала как о бесстрашном  работнике угрозыска. Но это всё по слухам. С «бесстрашным работником» угро мне до этого никогда не приходилось встречаться. Это было наше первое знакомство. Что у нас было общего? И я, и он  одесситы, в одно и то же время в феврале 1920 года поступили в милицию. Я – после гимназии. Он – из Красного казачества.  Служил под командованием – Примакова. Участвовал в разгроме банд  Тютюнника и Гальчинского, которые намеревались идти на Одессу.

В те годы нам было по двадцать. Начали встречаться.  Возникло пылкое чувство. Но  наши встречи были редкими. То я по службе где-то задержусь, то он по области гоняется за бандитами.

 Через некоторое время, решили  зарегистрировать наши отношения. Но при каждой встрече почему-то ссорились. А женились как! После загса наметили свадебный вечер. С трудом достали сахарина для чая, а друзья принесли закуску и бутылку вина. Поставили самовар. Все за столом, а жениха всё нет. Меня то в жар, то в холод бросает. Обидно, стыдно и…страшно. Уже за полночь, а его всё нет. Набралась храбрости и пошла, искать телефон. Позвонила в уголовный розыск.

«Успокойтесь, сказали мне, - Он жив, здоров, и за вас сильно переживает. На днях будет».

Пришлось чай пить без жениха. Гости разошлись, а я ещё долго не могла найти себе места. Тревожные мысли не давали покоя.  Но  всё обошлось, как оказалось Михаил в то время, преследовал опасного преступника, вожака банды. Это было у станции Буялык. В конечном итоге, он поймал  его  в пассажирском вагоне…». 

В 1923-1924 году   Михаила Старичкова  как опытного  сотрудника отправили на Кавказ – бороться с бандитизмом.    Жена   каждый день  жила надеждой. Ведь только изредка  приходили  вести с Аджаристана, где в то время   находился её муж. Чтобы отвлечься от тревожных мыслей Мария Максимовна   посвятила себя целиком работе.  Кидалась в самую гущу всех передряг,  постоянно тревожа  разбойничьи  гнёзда…

7 марта 1927 года в Одесском оперном театре состоялось торжественное собрание, посвящённое женскому дню.  На нём присутствовал председатель Совнаркома Украины – Влас Яковлевич Чубар. Марию Максимовну Чауру-Старичкову пригласили на сцену и «посвятили» в участковые  инспекторы. Ей  выдали спецформу  и определили   территорию от Пересыпского моста до Ярмарочной площади.  Вот здесь уместно объяснить, что в те годы это был самый  неблагоприятный район в Одессе. Тут располагались сплошные притоны, процветали – проституция, пьянство и разбой. И менее, чем  за год, ей удалось навести порядок. Её участок по показателям сделался образцовым.

Во время  оккупации Одессы, семья Старичковых  эвакуировалась  в Самарканд. После войны  они  возвратились в родной и дорогой город, чтобы никогда его больше не покидать.

 Старичковы прожили долгую совместную жизнь. Плодом их любви явилась дочь Элеонора, появившаяся  на свет в  Одессе в 1929 году… 

 Лишь только смерть разлучила любящие сердца. Михаил Михайлович Старичков умер в 1983 году, а  Мария Максимовна Чаура, пережила его на полгода. И теперь они  рядышком вечным сном  покоятся    на Слободском кладбище.

Вячеслав Слисарчук